Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Справедливость есть! Рассказ.

gazel

На скорости бреющего полёта неуправляемого летящего объекта, я взяла рубеж входной двери исполкома и через несколько мгновений поняла, что что-то тут не так. Сразу и не осознаёшь полностью, но впечатление: ты не туда попала!- меня озадачило. Откуда появилось это убеждение не знала, но угнездилось во мне в один момент. Тёплой волной начало окутывать, без предупреждения и мало-мальской подготовки. В фойе звучала музыка… Не духовой оркестр с очередным маршем, это я бы восприняла нормально. Звучали ритмы 30-х годов! Под нежный вздох «Утомлённого солнца» я, как-то сразу «спустила пары» и деловая часть моей неугомонной натуры стала чахнуть. Кажется, где-то всплыли неясные, размытые воспоминания о том, что я тоже женщина. Музыка за минутку превратила моё боевое начало в воск. Навстречу шла моя сотрудница и я сразу стала к ней приставать с вопросами: «Что так сердце, что так сердце растревожено»? Эта музыка — это праздник какой-то!
-Именно. Праздник. День снятия Блокады. Приглашены ветераны и блокадники на концерт и торжественное поздравление. Для них и звучит музыка их молодости.
-Вот и мне повезло. За работой не помнила о днях и датах. И хотя никакого отношения к этим почестям не имею, я люблю справедливость. Город должен помнить о своих победах и о людях, приблизивших и одержавших их. Да и песни и романсы тридцатых годов очень люблю.
Правда, расслабляться нельзя, у меня тут по программе боевые действия местного значения.
Пока мы, зацепившись языками , торчали прямо посередине парадной лестницы, как забытая клизма нерадивой медсестрой у больного, сверху на нас наплывала красота необыкновенная. Шло само достоинство и гордость всех времён и народов: мужчина! Высок, оскорбительно строен, с лёгкой серебристой сединой в кителе адмирала . Грудь сверкала во всевозможных наградах и в довершении этого великолепия на груди без ложной скромности сверкала Звезда Героя!
-Ну, нет слов! — выпалила я. Вот!!! Вот, он – образец мужчины. И куда это мы смотрим? Вот она — мечта каждой, уважающей себя, женщины. Рукой можно достать! А мы тут стоим и время убиваем.
Со мной часто такое бывает. Раньше говорю, то что с языка сваливается. А подумаю я потом, как Скарлетт Охара из «Унесённых ветром». Хорошо, что не унесло ветром мою собеседницу, но то, что она как-то сникла было видно невооружённым глазом.
Мужчина был явно польщён, улыбка засверкала более медалей и орденов. Герой раскланялся с нами и… прошёл дальше быстрым шагом.
Нина Фёдоровна, так звали мою собеседницу, упавшим голосом объявила мне , что это новый Глава администрации.
-Ну и что теперь делать? Догонять его и сообщать, что мир ошибся в оценке его достоинств. Ты совершенно уверена, что так будет лучше? Нет. Пусть пребывает в иллюзиях- во первых. Во- вторых: уж если я что-то лишнее брякнула, то , начиная «исправлять» ситуацию, я её гублю на корню. Финита! Восстановлению не подлежит. Пошли, послушаем музыку.
Такова была моя первая встреча с главным новым руководителем района.
Потом были деловые короткие встречи. Он неизменно улыбался, задавал дежурные вопросы про деток, про жизнь, про здоровье.
Рассказала я об этой первой встрече, только для того, чтобы познакомить вас, мои читатели, с одним из действующих лиц этого рассказа.
Работала я в то время главным инженером и начальником транспортного отдела (и нечего хихикать), да, именно- транспортного отдела в Детском доме. Как-то в один, относительно прекрасный день я, войдя в кабинет директора увидала картинку : «Директора тоже плачут!» . В буквальном смысле сидели две красавицы- директрисы. Одна уже полностью освоила свой носовой платок и лила совершенно искреннюю слезу. Этого человека я давно знала. Весёлая, энергичная великолепный педагог- теоретик по сольфеджио и просто хороший человек. Никогда раньше не замечала за ней такую слезоточащую ранимость. Вторая женщина — моя новенькая , во всех смыслах этого слова, директор. Она очень стойкий оловянный солдатик, я знала её ещё до трона директора, но в знак солидарности, а ещё и потому, что готовилась стать мамочкой, а это состояние нам быстро вышибает слезу к месту и не к месту. Кажется , сейчас потребуется и второй платок. Я сразу подумала: В дебите — две Иры плаксы-директрисы. Стало смешно.
-Ну, рассказывайте мне эту страшную историю. Я тоже порасслаблялась бы с вами в рабочее время за казённый счёт. А то всё даром, даром слёзы лью. Надоела эта расточительность.
А история простая, как репа пареная. Открывался магазин по продаже автомобилей в районе. Была приглашена администрация, с перерезанием красной ленточки и духовым оркестром детского коллектива. Конечно, журналисты, фотографии-всё, как положено. Директор, новоиспечённого магазина, для буфанации объявил о том, что музыкальной школе дарят машину! Газель на 13 посадочный мест. Жёлтенькую, как желточек. Вот она!!!
Надо сказать, что эта школа очень нуждалась в транспорте. Это был подарок подарков. Другое дело, что директор прекрасно владеет мастерством педагога и начисто лишена представления о том, с « какого бока» подходить к оформлению подарочка.
Уныло стоит «газелька» на своём родном месте в магазине и точно также чувствует себя мнимая владелица. Каждое совещание ей задают вопрос «Доколе?», а сделать она ничего не может. И правильно, что не может. Закон у нас есть такой: Предприятие, не имеющее автохозяйства, не может получить машину из магазина. Надо открыть автохозяйство. Чего проще? Но! Предприятие, не имеющее ни одной машины, не может открыть автохозяйство. Круг замкнулся.
Когда «дарили» машину, прекрасно знали, что из магазина она никогда не попадёт «тостуемому». Магазин и выглядит щедрым дядюшкой и потерь никаких.
Куда деваться? Надо помогать. Директора музыкальной школы на совещании уже предупредили, что раз полгода машина стоит в магазине, стало быть она школе не нужна. Её припишут к администрации. Потому-то слёзы были правильные, но, увы, бесполезные.
Я понимала, что брать машину надо уже вчера. Тут же «натюкала» два встречных письма : от директора «музыкалки» директору Детского дома с просьбой «… в порядке шефской помощи принять а автохозяйство машину школы и выделить гаражное место. И ответ от детдома в виде «да!»
Иринам сказала подписать письма и поставить печати. Напечатала от директора для себя приказ принять машину в автохозяйство. За полчаса машина-сирота обрела приёмную семью. Пока на бумажках.
Срочно сели в собственную машинку почти владелицы «Газели» и рванули через весь город за ПТС-кой. (паспорт машины находился не в магазине, а «у чёрта на куличках».
Надо сказать, я думала, что живыми не доедем. Директрисе только казалось, что она умеет водить свою машину. Но времени было мало. Чем-то всегда надо жертвовать.
Вы не поверите, но мы доехали. Влетели за документом , тряся в руках папку со всеми бумагами на автохозяйство. Каким-то чудом, через 3 минуты мы уже получили ПТС-ку и первым делом испачкали её печатью школы. Всё, наша!
Я предупредила Ирину, если она будет так вести машину, то не только новую не получит, но и лишится своей старой собственной. Мы поехали в магазин забирать машину. Надежды у меня до 100% не хватало. По «мобилке» вызвала к магазину своего водителя с категорией «Д» -т.е. имеет право водить 13-местную машину. Через час я уже сидела в «Газеле» рядом, слава Богу, с моим водителем, а не с «До-ре-ми-фа-соль.»
Заехали в ГАИ за очередной печатью Начальника не было. Пришлось ждать минут 20. Мы за целый день ничего не ели и как-то внутри было грустно. А в ГАИ стоит совершенно одиноко автомат с кофе. Если, конечно, бросить туда денежку. Оказалось у нас двоих вместе есть эта денежка на одну только чашку. Ну и ладно. Каждой по половине. Клондайк! Мы торжественно опустили скудное содержание в дырочку. Автомат напрягся, загудел, вылил кофе просто вниз на решётку, потом важно вынул пустой стакан и протянул нам. Ни капли! При этом он перестал гудеть и трястись. Видимо, решил, что выполнил все возложенные на него функции. Мы с Ириной сначала уставились друг на друга Что это было? И кофе ку-ку. Кажется у нас началась истерика. ГАИ давно не слыхало хохота.
Тут же появился и начальник. Когда, захлёбываясь от восторга мы ему рассказали, перебивая друг друга , он важно ответил: «А вы что хотели? Вы куда пришли?» А и правда, подумали мы.
Оставался последний шаг. Несколько авантюрный. Срочно надо было сдать документы в МРЭО, поставить на учёт. День уже заканчивался и было 17.55 мин, когда я влетела с кучей бумаг в МРЭО. Я так торопилась, зная, что в 18.00 окно закроют и главная песня будет не спета, что швырнула в 4-е окно на стол эту папку.
Дежурный капитан знал меня по работе давно и отношения у нас были вполне дружеские, иногда подшучивали друг над другом, но бумаг я ему ещё не швыряла на стол. Культурно протягивала. Ситуация изменилась. Времени не было. Николай Михайлович широко открыл на меня , дотоле сонные глаза: « Матушка моя, что сегодня с тобой? Я принимать не буду. Время видела?»
-Конечно, не будешь. Я и приставать не стану. Отдыхай себе на здоровье. Приду в следующий «юридический день». Но ! Маленькую бумаженцию со словами : «Принято в работу», подписью и красненькой печатью , ты мне дай. И долго меня искать будешь. Уйду.
-Так я тебе и поверил. –ворча, он тут же дал мне этот бесценный клочок бумаги.
Тут уж я , конечно, не выдержала и брякнула:
-Ну, ты и орёл! Тихоня, тихоней, а так обидел администрацию. Машину у неё увёл!
Видеть детское изумление на лице человека облеченного властью и формой,- просто сказка.
Это был маленький реванш за целый день нервотрёпки: успеем-не успеем.
И поехала новая машинка жёлтенького цвета в наш гараж на своё уже домашнее место.
Оформила её я только через 4 дня. Платить за постановку на учёт надо платёжным поручением через банк. Это — время.
Справедливость восторжествовала на отдельно взятом участке жизни. А почему? А потому, что мы её ждём в подарок, а она девушка гордая, её надо добиваться. Сильно я разочаровала начальника транспортного отдела администрации. Он то всё понимал, когда «дарилась» машина.
Глава администрации человек военный. Хорошо знает как руководить на подводной лодке, там , наверное, нет такого «бодания» законов, как у нас на суше. А его помощник не удосужился объяснить.
Меня всегда разбирал смех, когда происходили случайные мимолётные встречи и я старалась улизнуть поскорее. Но, кажется, после этого случая он укрепился в мысли, что женщины могут быть неплохими работниками на своих, не совсем женских, должностях.
А главное: дети получили машину и их духовой оркестр, можно сказать, стал «летучим».