Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Седьмая сказка Феи

image159

Дятел-почтальон устал,
Всю-то ночку пролетал,
Всё-таки трудна работа
Почта авиаполёта.
Он продрог, озяб, устал,
Вот сейчас бы он поспал,
Но пора письмо отдать,
Адресат не любит ждать.
Клювом он долбил с утра:
Всем подъем! Пора! Пора!
Может, Гоши дома нет?
Крош не тявкает в ответ.
Ну, а Водяной, конечно,
Не проснётся так поспешно,
Любит долго он валяться,
Это с каждым может статься.
В выходной воскресный день
Детям просыпаться лень.
Любит каждый поваляться,
Нечего тут нам стесняться.
Только Дятлу не везёт,
Никогда он не уйдёт,
В сумке вот письмо лежит,
Время попусту бежит.
Наконец, устал он ждать,
Клювом перестал стучать,
И как только тихо стало,
В доме что-то задрожало,
Там скрипучий голос Ёжки,
Песню пел про курьи ножки.
А потом, она кричит:
«Дверь открыта. Кто стучит?»
Дятел шум такой устроил,
Что весь лес обеспокоил.
Бабка Ёжка испугалась.
Всё взбодрить себя пыталась,
Песню громко начала,
Но дрожала, как могла.
Водяной ушёл на рынок
Свежих покупать сардинок.
А Дракоша Гоша в лес
С Крошем поутру исчез.
Нравится друзьям охота,
А скучать им — неохота.
День прекрасный, расчудесный,
Лес дремучий – интересный.
Только Дятел-почтальон
Стал, как видно, возмущён:
«Я принёс письмо от Феи.
Забирайте поскорее».
Водяной пришёл домой.
Он покупки нёс горой.
Но, услышав Дятла крик,
Так обрадовался вмиг,
О покупках позабыл,
И, конечно, — уронил!
И пришлось им всё опять
В одну сумочку сгребать.
Водяной письмо схватил,
Да и Дятла не забыл:
«Нет, сказал, не отпущу.
Раньше чаем угощу.
В клювик пончик дам, печенье
И расскажешь приключенье».
Дятел голоден, устал,
Отпираться он не стал.
Водяной спросил у Ёжки:
«Испугалась ты немножко?
Что ж ты двери не открыла?
Или Дятла позабыла?»
— «И ничуть я не боюсь.
Просто с дрожью так борюсь».
Так сказала бабка Ёжка,
Тут же покраснев немножко.
Стал совсем смущённый вид,
(Ведь неправду говорит.)
Тут и Гоша на пороге,
Вытирает Крошу ноги.
Собрались все за столом,
С угощеньем и письмом.
Фея сказок им писала,
Что сидела, вспоминала,
И припомнила немало
Сказок для своих друзей:
Для детишек и зверей.
«Пейте чай, а я прочту
«Про русалочки мечту».
***
В чудном озере глубоком,
У скалистых берегов
Жил огромный Сом Гаврила,
Был он весел и здоров.
Охранял он рыбок малых,
И моллюсков и рачков,
Он был строг, он был учитель,
Да, Гаврила наш таков.
Только самым главным делом
(Поручил ему сам Лес),
Охранять русалок милых —
Это чудо из чудес.
Резво в озере плескались
Жители озёрных вод,
Утром и на сон грядущий
Танцевали хоровод.
Ночью, даже тихо пели,
Тихо, будто бы ручей,
Толь журчит, толь тихо плещет:
«Ветерок, лети скорей
В радостный далёкий край,
Нашу песню развевай,
Подари цветам росу,
Утренней зари красу.
Возвращайся к нам обратно.
Будет весело, занятно».
Ночью можно всем не спать,
Днём нельзя наверх всплывать.
Чтоб никто их не увидел,
Чтоб никто их не обидел.
Но была у них русалка,
(Всем девчонку было жалко),
Никогда не улыбалась.
Нет, она не задавалась.
Просто грустная росла.
В чём причина тут была?
Тучкой мама называла.
Тучка и не возражала.
Только грустно так вздохнёт
И тихонько уплывёт.
Но однажды, все подружки
Нашептали Сому в ушки:
«Хватит Тучке всё грустить.
Надо Тучку веселить».
Сом Гаврюша встрепенулся,
(Скажем честно, — он проснулся,
Так он сладко задремал.
Ночь пришла и Сом устал.)
«Да – сказал он,- мы должны
Быть полезны и дружны.
Надо нам узнать в чём дело.
Может, спросим прямо, смело?»
И позвал Гаврила Тучку,
Как свою родную внучку.
Был он ласков и тактичен,
И для рыбы — сверхприличен.
И Русалка рассказала,
Как Яга её поймала
И сказала ей не петь.
Тучке слуха не иметь.
Голос сладок и сейчас,
А вот слух — пропал тотчас.
Потому и не поёт.
Как без песен грусть пройдёт?»
***
Вот и всё. А дальше — нет!
Где конец? Мы ждём ответ.
Водяной вокруг ходил,
Лишь руками разводил:
«Как нам прочитать конец?
Ну, ты, Дятел, молодец!
Что-то ты нам не донёс.
Понимаешь наш вопрос?
Нет конца у этой сказки.
Может, выпала от тряски?
Почтальон мог уронить.
Или вовсе позабыть».
Тут в углу зашебуршало.
Всхлипнуло и застонало,-
Ёжка слёзы проливала,
Нос платочком вытирала,
(Леший подарил ей впрок,
Новый носовой платок).
И теперь лесное чудо
Дамой называть не худо.
Пока с Гошей проживала,
Чуть воспитаннее стала.
С Ёжкой будем настороже,
Ошибиться можно всё же.
Много всяческих чудес,
Видел наш дремучий лес.
Всем, конечно, стало жалко,
Что тут Ёжка, — вот русалка!
«Правда ль в сказке говорится,
Красная Яга — девица?
— «Я хотела выступать,
И подарки получать,
В Новогодний праздник ёлки,
Без меня не будет толку,
Спеть хотела про избушку,
Про несчастную старушку,
И про курьи лапки тоже,
Мне они родные всё же,
Раньше на куриных ножках,
В красных кожаных сапожках,
Вместе с Гномом-Малышом
Там, где раньше был мой дом,
Танцевали краковяк.
Правда, правда. Было так!
А без слуха вашей Тучки,
Не спою две нотки в кучке.
Всё пропало! Я — не я!
И прощай, судьба моя.
— «Ну, ты нас и рассмешила,
Значит, быстро ты решила
Обмануть тут целый мир,
А сама пойти на пир?
Тучке слух её верни,
Случай в памяти храни.
И себя ты не жалей,
По избушке слёз не лей.
Только кончатся морозы,
Высохнут Ягули слёзы.
И построим мы старушке,
Новую её избушку».
Тучке возвратился слух.
Веселее стал досуг.

© Copyright: Екатерина Шушковская, 2012
Свидетельство о публикации №112111403061

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий