Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Просто жизнь. Глава 5.

Наконец я была одна. Да, я ехала в автобусе , кругом были люди, но они меня не знали и им до меня не было никакого дела. Пока я находилась с Романом и в окружении медиков, потом поездка , которая имела цель и я ещё не знала, как буду к этой цели приближаться, то все мысли были направлены на действие. Думать было и вовсе некогда. Только сейчас до меня начала доходить вся глубина трагедии. Другого слова нет. Я привезла в клинику , в общем здорового, полного сил и планов человека, и в полдня спрогнозировала ему возможную близкую смерть. Мне казалось, что если бы мы не поехали в эту больницу, то ничего этого бы и не было. Кто знает? Возможно это так и есть. Для меня в этот день жизнь тоже завершилась. Необходимо было всё, что я могу сделать для Романа. Помочь. Но могла –то я одно большое НИЧЕГО! Шок от этой новости был, но голова работала по инерции. Я поняла, что необходимо сказать жене Романа, Верочке. Сказать так, чтоб не догадался он, т. к. пристальное внимание может возбудить лишние подозрения у него и он сообразит, что дело куда серьёзней, чем знает о нём он. Насколько он крепок духом я знать не могла. Да, этого никто и о себе не знает, пока не грянет беда. Я не знала и Верочку , как человека. Не станет ли она сама паниковать у него на глазах. Сможет ли быть ему помощницей в такую тяжёлую минуту. И ещё одно. Дома меня ждала семья, меня и мою заботу. Я же была полностью деморализована этим событием. Предстоящие пустые праздничные дни, когда сделать ничего не можешь, кроме сидеть и считать секунды в тоскливом ожидании .Вся жизнь остановилась. Конечно, я убирала, готовила детям еду, отвечала автоматически на какие-то вопросы. Если бы я могла перевернуть страницу жизни на эти три дня вперёд, или сегодняшнюю удалить.
На второй день я позвонила Роману домой. Необходимо было вызвать Веру. Если он сам поднимет трубку, придумаю любой вопрос по работе, если трубку поднимет Вера, успею сказать, что хочу с нею поговорить один на один. Повезло. Трубку взяла Вера и я успела ей назначить встречу . Попросила её не сообщать об этом супругу. Уж не знаю, что она передумала, пока ехала ко мне, но мы с нею нашли более-менее безлюдное место и я ей последовательно всё рассказала. Верочка держалась молодцом. Лицо только побледнело. Я спросила, не против ли она моего столь близкого присутствия в этой ситуации. Нет. Вера и сама хотела просить у меня помощь. Она женщина тихая, скованная и в ней нет той пробивной силы, которая во мне присутствует. Для меня любые двери открыты, дар убеждения доведён до абсурда. Мне люди не отказывали, кажется, никогда. Стоит мне только объяснить, что мне требуется и для каких целей. Это моё качество всегда отлично эксплуатировалось многие годы до и после тех событий, о которых я рассказываю, на работе.
В любой ситуации, какой бы пакостной она не была, я всегда очень мобильный человек. Сразу действую. До слёз у меня никогда не доходило, или я вовсе и не умею физически это делать. Глупая трата времени, когда его можно использовать более конструктивно. Просто разгребать ситуацию и приводить жизнь в порядок. Но тут от меня в данный момент ничего не зависело.
Я и не плакала. Просто текли слёзы. Казалось в человеке их столько и не может быть. Пришлось , чтобы домочадцы не были в шоке, устроить кухонные работы с луком. Остановить этот поток мне никак не удавалось. Кажется, все клетки решили отдать те 80 процентов воды, которые, будто бы в них содержатся.
С грехом пополам прошли эти праздничные дни. Я вышла на работу и ждала звонок от профессора. Помню была среда, а в этот день я должна была на почте получать всю корреспонденцию для учреждения. Я могла успеть всё сделать минут за 20-30, но именно в этот момент мог быть звонок.
«Тянула резину», как могла. Роман всегда ждал этого момента. Читал с любопытством газету «Аргументы и факты». Как-то помню , я сидела после рабочего дня и читала романчик Джуд Деверо, ждала пока закончится репетиция у сына, чтобы поехать домой. Роман подошёл, посмотрел на моё чтиво и сказал: « Вот, уж никогда бы не подумал, что вы, Екатерина Михайловна , увлекаетесь такими романчиками. Там же всё ложь.»
-Но вы же увлекаетесь «Аргументами и фактами», там такая же ложь. Только в этом романчике, она покрасивей и не вызывает отрицательных последствий, не претендует на доверие — буркнула я. Кажется , он обиделся.
Ну, так вот, мне пришлось всё-таки идти на почту. Романа я попросила принять звонок адресованный мне и ,не вступая в полемику с абонентом, записать для меня информацию. Пустилась бегом на эту , будь она неладна, почту.
Захожу в кабинет с корреспонденцией , Роман сияет, как медный пятак:
-А я выполнил ваш приказ. Информация записана. Лежит у вас на столе. Вы должны завтра и без опозданий , быть на встрече в 8.00. на месте. Вы довольны мной?
Издевается. Руководитель он, а приказываю, типа, я.
Ну, я сразу и выпалила, так как я очень боялась этой минуты, когда надо будет сказать об институте онкологии:
-Это нам с вами надо без опозданий быть у врача-консультанта в институте на Песочной.
Ваши результаты по обследованию смотрел профессор, договорился со своим коллегой и нас ждут.
Роман сказал, что об этом и речи не может быть, подумают, видите ли люди, что он онкологический больной. Но три праздничных дня у меня были на раздумье, потому и готова была к различным его ответам:
Во- первых мы не будем вывешивать афишу для любознательных. Никто ни о чём не будет знать.
Во-вторых ни одно лечебное заведение не верит результатам другого заведения и проводит все анализы самостоятельно, вы что, хотите в каждой больнице делать анализ крови? Институт онкологии- самый наиболее обеспеченный препаратами и аппаратами для лечения. Там самые высококвалифицированные врачи. Вот и будем начинать с вершины и обследоваться. А на дамские капризы у меня времени нет. Нас уже ждут очень занятые и серьёзные люди. Будем всё таки приличными людьми.
Это возымело своё действие. Ключевыми словами были, конечно, «анализ крови». Я на это и рассчитывала. И ещё: Роман всегда был очень порядочным и обязательным человеком. Из-за этого над ним часто потешались друзья-братья.
Однажды, были директора-хулиганы где-то на юге , жевали, да попивали и под весёлое настроение пошутили, сказали Роману, что вон ту вишню, хозяин просил его снять с дерева утром пораньше. Приготовили даже ведро для тары. Добросовестно был снят весь урожай с дерева до последней ягодки. Бедная вишенка стояла в девственной чистоте. Другое дело, что дерево было соседа. Роман попросту «украл» чужую вишню! Смеялись все, кроме виновника. С соседом всё уладили. Объяснились и отдали урожай.
Один раз Роман попросил меня отвести 3 миллиона (!!!) рублей другу- директору. Как мне объяснил: долг — проиграл в карты.
-Вы не поверите, Екатерина. Мы играли, потом я узнал, когда 3 раза проиграл, что ставка была 1 миллион. Пришлось срочно набирать долги . Отвезите, пожалуйста.
Я, конечно, высказала всё, что думаю об игре, да ещё на деньги, да ещё в таком зрелом возрасте, но повезла. Тряслась с этой суммой в трамвае, боялась потерять. Когда явилась к дружку-братику и попыталась отдать, тот хихикал, что снова Романа «развели». Ни на какие деньги они не играли. Шутники, понимаете ли.
Тут уж я стала , что называется «на дыбы» и затребовала такси. Не собираюсь я ради их шуток-малюток оставлять последние нервы в нашем транспорте и терять чужие долги.
О такси, как мне сказали, чтобы я не мечтала, но машину с водителем тут же дали. Так друзья испытывали чувство ответственности Романа и предел моего терпения.
В общем, Роман согласился ехать со мной на консультации. Я встала в 4.00 утра. Кофе, макияж, такси и у дома Романа я была начало шестого . Пока добрались до метро , было уже 6.00. Метро открыли и мы поехали в Озерки. Местность в городе, откуда идут автобусы в Песочную. Прибыли мы своевременно. Познакомилась и врачом-урологом. Чудные у нас люди, я вам доложу.
Он принял Романа. Я сидела в коридоре и ждала. Роман вышел и светился мягкой улыбочкой. Я её хорошо знаю по самой себе. –Не испугать! Ситуацию я всегда знала больше него. Так как мне врачи всё говорили. И документы получала я. Если в них было очень всё явно, то просила врачей написать такую же , но с другим текстом. Роман голосом великого директора требовал и что-то я ему должна была вручать. Только на его варианте справки (чтобы я сама не перепутала) у номера справки ставили букву «а».
Врач сказал, что Роману надо пройти обследование десять дней прямо у них и очень возможно, что предстоит операция.
Я понимаю, что творилось у него в душе. Но такого весёлого и жизнерадостного я его и не видела никогда. Передо мной был великий лицедей. Он играл свою роль, я – свою. Для того, чтобы лечь в институт на обследования , надо направление из обычной районной поликлиники. Всего- то! Но ему сейчас совсем некогда, у него уроки по валторне у выпускника , пропускать ни в коем случае нельзя, и я вообще не могу понять насколько важно сейчас , перед поступление мальчика в училище работать, работать и работать. Я не стала спорить. Тут он меня и слушать не будет. Я просто сказала, что сама добуду это направление. А он пусть катится на свои важные уроки.
Роман с ехидной улыбочкой сказал, что никто мне ничего не даст, т. к. я не жена. Я подумала, что это Верочке никто ничего не даст, она не сможет добиться по складу своего характера.. Я — другое дело. Я взяла у него его паспорт и сделала ручкой «Пока».

Продолжение следует.