Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Под тринадцатое в ночь

Под тринадцатое в ночь,
Мир уснул, а мне – невмочь.
Мне хозяйка подсобила:
На ночь так перекормила,
Что кошачий аппетит
На год исчерпал лимит.
А сама, ты глянь, не ест-
Жир сгоняет с разных мест.
Если на часах вечор-
Холодильник на запор!
Лишь меня не бережёт,
До икотки доведёт:
«Ешь пакет в один присест
И сигай на свой насест».
Я не Робин Барабек.
Мне положен кошкин век.
И не стоит , наконец,
Торопить его конец.
Что ни ночь- сплошной кошмар!
Стресс за стрессом и удар!
На меня идут полки:
Крысы, мыши, пауки.
И поют все в унисон:
“Мурка, это явь, не сон!
Мы реальней “кити-кет”,
Ты наш праздничный обед!”
Перекорм и вот – расплата!
Это кошке Мурке надо?
Человеческий лямур
Очень вреден для всех Мур,
Прожито уже немало,
Рыжина седою стала,
Впрочем, вижу в темноте,
Но глаза уже не те…
Притупился даже слух,
Обострился только нюх.
Им почуяла беду,-
Слово Мурки, — ПРОПАДУ!
Где моя былая прыть?
Время срочно проявить!
Как напасти превозмочь?-
Убегать отсюда прочь!
Бросить дом, уйти во двор,
Подыскать любой забор,
Или занырнуть в подвал,
Чтоб никто не доставал.
И диету соблюдать.
Лёгкий голод- благодать.
Ты в «клубочке» мирно спишь,
Снится только одна мышь.
Мы же кошки- не пантеры,
Нам знакомо чувство меры.
Знать бы точно: а потом,
Мне не станет сниться дом?

© Copyright: Екатерина Шушковская, 2018
Свидетельство о публикации №118051300379

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий