Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Озеро Разлук. Глава 1

image151

Моей дочери Марине.

Глава 1

Где-то в тайге дремучей, запомнить недосуг,
Людской тропы не видно у озера Разлук.
Дремало в неге томной, сокрыто камышом,
Лишь по утрам русалки плескались нагишом.
Хозяин был тут Леший, дряхлеющий старик.
И мир подводный знал он, и к озеру привык.
Народ на дне спокойный, но тоже не простой,
Блюсти законы, править, поставлен Водяной.
Однажды в теплый вечер, на дне озёрной глади,
Болтали две русалки, лишь только скуки ради.
Чтоб скоротать им вечер озёрного досуга,
Вдруг стали торопливо, перебивать друг друга.
Событий раньше было ничтожно – невезенье,
И потому, бесспорно, сегодня – исключенье.
Сегодня ранним утром, ниспосланный судьбой,
Явился — «сухопутный», красивый, молодой,
С весёлым, добрым нравом, с улыбкой на губах,
Такой неповторимый мужчина, просто «Ах»!
Туман озёрный дымкой русалочек скрывал,
А юноша из сети рыбёшек доставал.
Тихонько подплывая в густые камыши,
Впервые человека увидели в глуши.
И сравнивать то не с кем, сомнений ни на миг,
Лишь Водяной да Леший — ворчащий и старик.
А этот песнь «мурлычит», не разобрать всех слов,
Лишь что-то про разлуку и вечную любовь.
Потом ушёл, растаял, среди густой листвы,
Но на день всем хватило о юноше молвы.
А следующим утром на озере Разлук,
Подводный мир услышал в тайге какой — то стук.
Хоть Леший тут хозяин, но видно невдомёк,
Кто здесь себе позволил рубить деревья впрок.
И быстро, споро, ладно, — в неделю на опушке,
Вдруг выросла, как в сказке, с резьбою дом-избушка.
И Водяной, и Леший забили тут тревогу,
Покой их был нарушен: «Мы пропадем, ей Богу!»
Но мнения различны, и я скажу вам честно,
Русалочки довольны. Жить стало интересно.
Но с той поры русалкам, их ранний моцион,
Как выход на поверхность, строжайше воспрещён.
Не мы ли с вами знаем (у каждого спросить),
Лишь только плод запретный, нам хочется вкусить.
А в стайке у русалок (мы назовём — девица),
С лица которой, впору всем страждущим напиться.
Её слегка гнобили (тут Водяной неправ),
Ну, просто у русалки был очень пылкий нрав.
Обычные русалки (тайга вам, не Карибы),
Все флегмы, все спокойны и холодны, как рыбы.
А эту – Зевс отметил, не хватит сладить сил,
Восторженностью пылкой и страстью наделил.
На построеньи утром, Заря ещё была,
И мимо Водяного, как-будто проплыла,
Потом всё накатило. Дела и вновь дела,
И недосуг-то было, куда Заря плыла.
Был он неразворотлив, и в омуте проблем,
Не усмотрел, наверно, отсутствия совсем.
Случайностей стеченье, нам часто – благодать,
Сложись они иначе, о чём тогда писать?
А Зорька, словно ужик, легко плыла в тиши,
И спряталась, как видно, в густые камыши.
И увидала лодку Заря, а в ней — ЕГО!
Не поняла, что с сердцем. Забилось отчего?
Что Зорька углядела? Он незнаком. Но в срок,
Судьбу свою узрела и приняла, как рок.
А лодка уплывала и вдаль плыла мечта.
В глазах у Зорьки меркла Вселенной красота.
Мы все летим на гибель, она к себе манит.
Как бабочка на свечку – вот, что итог сулит.
Писать сейчас о грустном, я больше не хочу,
Как Зорька тосковала, об этом промолчу.
Но больше у русалки не стал искриться смех,
«Девчонка повзрослела» — казалось так для всех.
Главу сейчас закончу, позвольте лишь сказать,
Что Зорьке очень сильно не надо тосковать.
Что должно — то свершится, коль предначертан рок,
А для других русалок, печальный, но — урок.

© Copyright: Екатерина Шушковская, 2012
Свидетельство о публикации №112083010136

 

>>>  Продолжение. Глава 2

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий