Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Музыкант. Глава 3.

 p12

После подготовки с Александром,  дочь на втором курсе поступила в училище  обучаться факультативно  по классу флейты и продолжала учёбу на теоретико-композиторском отделении.

Надо сказать, ей очень повезло с преподавателем и   по фортепиано. Всегда вспоминаю эту женщину  с огромной благодарностью.  Карпова Валентина Николаевна — прекрасный педагог и редкий человек по отношению к жизни  и людям.  У неё ученики могли научиться  не только красиво звучать на инструменте, но и ответственности за каждый свой поступок.

Как-то  довелось мне  присутствовать на уроке по флейте у младшего сына.   День был пасмурный, ученик и учитель были оба не в лучшей форме.   У Саши   на тот момент  в семье  родился  малыш, высыпаться не получалось. Сын тоже не горел желанием трудиться. Урок начался вяло,  монотонно текли минуты. На лицах этого дуэта был нарисован вчерашний день. Вдруг у сына получилась очень симпатично музыкальная фраза. Александр встрепенулся, глаза зажглись внутренним светом и урок  пошёл по-настоящему. Энергетика, которая исходила от педагога, передалась и ученику. Смотреть и слушать было одно удовольствие.  Они друг друга будто подпитывали энергетикой.  С урока вышли оба с горящими глазами и  с хорошим румянцем. Это были совсем другие люди, чем  в начале их встречи.

Началась подготовка сына к поступлению в училище.  Конечно, родителям нельзя присутствовать на экзаменах, но кто сказал, что нельзя целый день торчать под форточкой (благо  была  открыта) и слушать? Абитуриенты играли программу по полчаса и  наслушалась я вдоволь. Добавьте сюда ещё и переживания и отсутствие хоть какой-либо лавочки.  Рядом со мной стойко выхаживал  Абакшонок Сергей Васильевич — дирижёр и преподаватель из Института культуры. Очень переживал, как    отец.    Поступала  его дочь,  Аня.   Мы  достойно выдержали это испытание на прочность, я имею ввиду родителей.  Дети тоже не подвели. 

Потом, мы часто вспоминали эти «хождения по мукам», когда встречались на академических концертах или в Филармонии. Трудности пережитые вместе оставляют тёплые воспоминания .

На тот момент, я с большим трудом смогла купить дочери флейту «Ямаху», что называется  «БУ», но в отличном состоянии. Только-только «вылезла» из долгов по поводу покупки старшей дочери мастеровой домры и покупка флейты была для меня действом из мира фантастики. Но, музыкантов без музыкальных инструментов не бывает, а значит выбор не за мной. «Родина сказала надо,- комсомол ответил: есть!»

И вот эту флейту дочь  через год потеряла в ближайшей  «Пирожковой» за десять минут до начала  урока.

Кажется, Саша больше переживал, как я восприму этот , надо сказать,  отменный удар матушки-жизни.

Он так уговаривал меня не переживать,  говорил, что всё как-то образуется. Конечно, образуется. Срочно куплю другую. Правда, только — КАК? Но главным вопросом было: на чём сейчас играть?

«Сейчас» дочка стала играть на флейте Саши.

А  Александр, чтобы совсем меня утешить рассказал историю, которая случилась с ним и его флейтой:

— Вы не расстраивайтесь, Екатерина Михайловна.  У меня была похожая ситуация с флейтой. На конкурс в Голландию посылали  участников. Меня тоже отправили. Не потому, что я лучше других играл, а потому, что лучший заболел и надо было отправлять  количество  конкурсантов, согласно заявке.

Я поехал. Когда вошёл в гостиницу, меня так поразила обстановка, Через окно я видел красивый город. Я так был счастлив, что положив на кровать флейту, (до этого я разыгрывался) совсем забыл о ней и  от восторга прыгнул спиной на кровать. Флейта превратилась во что-то похожее на лук. Ничего другого я не придумал и начал её гнуть через колено в обратную сторону. Полетели клапаны и иголки.

Это было всё что угодно, только не флейта. Ситуация была из ряда вон выходящей.  На чём играть?

В фойе зала, где должен был проводиться конкурс,  сидела мастер по мелкому ремонту флейт.

Когда она увидела мою флейту, то шёпотом сказала  только : «Вау».  Быстро сделать, конечно,   нельзя было ничего».

      А играть надо. Парень представлял Россию. За паренька из России, кажется, переживали все.          К чести конкурсного жюри, Саше принесли для выступления позолоченную флейту!  Можно было лопнуть от счастья, но это был совсем  «пустой номер». В России все флейтисты обучались на «немецкой системе» флейт. А во всех других странах давно перешли на « французскую систему». Аппликатуры там разные. Саша  флейтой  мог только любоваться.

Всё-таки он сыграл на своей родной флейте. Кое-как её собрали в единое целое.

Я обратила внимание на то, что ни разу он нигде не  прихвастнул,  не кичился  выступлением  на Международном конкурсе. Он просто рассказал, чтобы меня утешить.

Я  человек стойкий и материальные потери переживаю, не переживая. Я давно поняла, что главное в нашей жизни — это жизни и здоровья наших   близких  и дорогих людей. И только это заслуживает  того, чтобы тратить эмоции. Во всех остальных случаях, просто принять факт и срочно его исправлять.

Через неделю я купила  новую английскую   флейту и приобрела совершенно  новый   русский долг на годик- другой.

Сын поступил в училище на факультет духовых инструментов по классу флейты.  Я «лопала»  от гордости. Третий мой ребёнок доказал, что может учиться  в прекрасном училище Римского –Корсакова.

Навсегда запомнила то сочувствие и искренние переживание Саши по поводу этого злоключения.  Некоторым образом, тут была и моя вина: заводской номер я не записала сразу при покупке. По нему можно флейту и разыскать. В городе мастеров по ремонту таких флейт очень  мало. Можно было бы обзвонить и найти. Но это уже лирика.

 

 

Продолжение следует.