Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Музыкант. Глава 1.

p2

Надо сказать, что в жизни мне везёт на встречи с замечательными людьми. Конечно, «незамечательные» тоже встречаются, но я умею делать такие встречи крайне короткими. Чтобы и в памяти немногое оставалось. А светлые люди оставляют след на всю жизнь и делают её интересной, импульсивной и даже захватывающей.
Встреча с Александром произошла в музыкальном училище. Я разговаривала с директором. Подошёл паренёк, поздоровался. Он улыбался, но, кажется, не нам, а чему-то своему, только ему и видимому. Получил какие-то указания от директора: принести, унести, перенести и как-то с полупоклоном ушёл, всё также внутренне тихо сияя . Я тогда и подумать не могла, что этот молодой человек оставит неизгладимую память о себе в моей жизни. На тот момент я была глобально занята образованием своих чадушек. Чем бы я ни занималась, всегда влезала в проблему так, что она становилась для меня личной целью. А к ним — целям, я иду, находя непроторённые тропы. У меня к преодолению трудностей тяга несусветная. Вскользь мелькнула мысль: новый студент, хочет помочь директору, тем обратить на себя внимание, возможно, хочет попасть учеником . Директор преподавал игру на кларнете.
Потом, я уже узнала, что это младший сын Александра Александровича — старшего. Младшим Александром Александровичем был этот молодой человек. Оба музыканта, оба работали в одном училище. Увидела я его на сцене с флейтой и Александр очаровал меня своим исполнением. Никогда не думала, что мужчина может так тонко и ранимо играть, а значит, чувствовать.
Мы с детьми всегда старались попасть на концерты флейтовой музыки. Младшие дочь и сын обучались игре на фортепиано и флейте.
Через пару недель Саша пришёл к нам работать совместителем по классу флейты. Я на тот момент работала в музыкальном интернате. Дети мои обучались у очень известного и сильного музыканта Олега Михайловского. Зарубежные гастроли Олега лишили его возможности в этом учебном году продолжить преподавание детям музыкального интерната, и его сменил Саша. Я была очень рада, что на смену одному прекрасному педагогу пришёл такой же профессионал. Очень важно для ученика и учителя близкий эмоциональный контакт. Безусловно, и мастерство педагога, и человеческие данные – важная составляющая в дуэте: педагог-ученик.
Сашенька мне казался человеком с планеты Солнца. Он умел (или это свойство таких людей) совершенно не присутствовать полностью в этом реальном мире, а, как бы, изредка заглядывать к нам. Он мог прийти на урок в рубашке, которая попалась под руку первой, но носил он её, где-то в классе 7-ом и успел здорово вырасти. Мог прийти и в концертном костюме. Причём, этого он совершенно не замечал. Рассеяно-мечтательное выражение, милая улыбка и усталые от недосыпания глаза.
Контакт с младшим моим отпрыском у него как-то сам по себе сложился. Хотя младшенький никогда покладистым мальчиком не был, Александра Александровича своего он любил, и я это видела.
Дочка уже училась в музыкальном училище на теоретико-композиторском отделении. Она пришла ко мне и попросила разрешения у педагога присутствовать у брата на уроке. После урока потребовала, чтобы я договорилась с Сашей о частных уроках для неё. Иногда, если позволяло рабочее время, я и сама присутствовала. Это было как волшебство. На уроках происходило превращение молодого, стеснительного, робкого и рассеянного человека в глыбу. Когда Саша начинал играть на флейте некоторые отрывки из произведений, он будто взрослел лет на 20-30. Такая гамма чувств изливалась на слушателя, что глазам своим и ушам не верила: тот ли это Сашенька — напор, сила духа, орлиный профиль и музыка… Она влекла, извивалась змеёй, переплеталась в цветные яркие радуги, жила и властвовала.
Казалось, он находился на высшей точке своего обетования, где ему всё понятно и просто, но он там мог находиться только один, и только с флейтой. И это был взрослый, чувствующий и глубокий человек. Всё это мне казалось непостижимым. Потому, что в реальной жизни Саша был молодым совсем человеком. Откуда эта глубина и трагизм?

Продолжение следует.