Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Легенда. Ворожея. Глава 8.

witch17

Средиземное шумит, за волной волна бежит,
Пенкой гребни украшает, каждую волну вздымает,
Солнце на небо плывёт, утро жизни настаёт.
Просыпается девица, та, что хоть с лица напиться.
Зеркала ей тут, как тут, дифирамбы всё поют.
Да, красива, что сказать? Только злость , куда девать?
Ну, не спрятать эту суть, вылезет, хоть где-нибудь.
Позвала: Дракона нет, и простыл, конечно, след.
Ведьма ведьмой, но сначала в суть событий не въезжала.
Но, когда врубилась малость, мало мне не показалось.
Что там «волны-гребешки» — детский сад! Одни вершки!
Без конца штормит и края, в общем, мама дорогая!
И скажу вам, между нами , я предвидела цунами.
Ай, одной тут не прожить, значит, надо ворожить.
В бешенстве лицо свело, жаль, опять не помогло.
Карты бросила в сердцах, будто выбросила флаг.
Как добраться к водоёму, как попасть к родному дому?
Развела ажиотаж, достаёт свой саквояж.
Может всё в пути случиться, есть же средство превратиться,
Не в павлина, не в орла, вот ворона бы прошла!
Красотой не взять повыше, интеллекта выше крыши,
Долететь бы поскорей, там, на месте всё видней.
И раствор мадам глотает, каркает и вмиг взлетает.
По дороге льёт слезу: «Зеркала не донесу».
Перья дыбом, жизнь уныла, злость в бараний рог скрутила.
Долетит ли этот «гусь», предрекать я не берусь.
***
Пару слов о джинне нашем: жизнь и веселей, и краше.
Путь он выбрал и идёт. И судьбу свою найдёт.
Далеко не загадаем. Жизнь- нюанс, мы это знаем.
Коль желание ведёт, все препоны вмиг снесёт.
***
А крылатая мадам долетела в свой бедлам.
Клюв в водичку опустила, крылья тоже оросила,
И дышала, что есть сил, будто Леший в долг просил.
А чуток в себя пришла, сразу гонор обрела.
И крылом опять забила, и раствор вновь ворожила,
Быть красавицей, как есть, и вернуть былую спесь.
Столько уж над этим билась, превратиться- превратилась,
Только в грымзу под чинарой, снова страшной, снова старой.
Знаете меня не хуже: гонором, да прямо в лужу.
Воет, слов не разобрать, днём велит Луну подать,
Срочно надо « колдануть», чтоб красу опять вернуть.
Ветер воет и рычит, а прибой волной ворчит.
Но , мадам ажиотаж развела и входит в раж.
Ничего ей не слыхать, только начал Глас вещать.
Он тигриным рыком воет, вряд ли это успокоит,
Урезонить не сумел, не сказал, чего хотел,
Удалился, и она под чинарою одна.
Время ворожбы ушло, полнолуние прошло.
Ночью (всё же дождалась) ворожить опять взялась.
Одиноко и уныло, только тискает светило,
Результаты на нуле, — вот такое дефиле.
Только всё давно известно, разжевали повсеместно:
Чванство, злоба, жадность, месть, лживость, грубость, также- лесть-
В Мире не проходит скрыто, вновь — «разбитое корыто».
***
Эхо , где-то среди скал, стонет глухо, воет.
И предчувствием беды, души беспокоит.
Час мистический томит, ожиданье гложет,
Под чинарой без листвы, Зло Беду тревожит.
В мире этом тайн не счесть, выпь во тьме пророчит,
Может, мир предупредить о грядущем хочет.
Глаз совы во тьме сверлит, ухнул филин глухо,
Под чинарою сидит странная старуха.
***
Не смиряется пока, а сидеть ей тут века.

© Copyright: Екатерина Шушковская, 2013
Свидетельство о публикации №113082503615

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий