Екатерина Шушковская

Современная поэзия

Джульетта

image105

Ах, как нам в жизни повезло!
Беду левее пронесло,
Не высказав сыночек рвенья,
Как, впрочем, и недоуменья,
Пошёл экзамены сдавать.
И, как ни странно, всё на « пять».
Осталось отдохнуть немного
И в институт с утра дорога.
За столь нечаянный презент
Сыночку выдала патент —
Проехаться в Одессу — маму,
Увидеть моря панораму,
На Ланжероне отдохнуть:
Шашлык, вино, — и снова в путь.
Нашла спокойнее занятье,
Чтоб не душить его в объятьях.
Был институт – большой вопрос:
С ленцой младенец тихо рос.
И это было столь желанно,
Сколь и негаданно — нежданно.
Хотя семейные финансы,
Как говорят, — поют романсы,
За поступление в ответ,
Здесь щедрости предела нет.
И, прихватив с собою дочку,
Чтоб жирную поставить точку,
И щедрость оценить на «пять»,
В Одессу едем отдыхать.
Одесса — мой любимый дом,
«Гамбринус» не чужой, притом,
Подруги, юности друзья,
И первая любовь моя,
И Дерибасовской объятья –
Всё вылилось в мероприятья,
Так отдыхать мы наловчились,
Что еле ноги волочились.
Частенько «мОлодежь» скисала,
Дескать, от отдыха устала,
Энтузиазм мой – бич для всех,
Фитиль меняла – вновь успех.
И вот, в один из дней не вящих,
Спокойных, тихих, моросящих,
Нашли бродяжку — рыжий пёс.
Что делать? — Это не вопрос.
Сынок изрёк: «Её берем.
С собою в Питер увезём.»
Тут голова не мыслит, бредит.
Крыша промокла — тихо едет.
Сопротивляться не резон,
Зато вопрос в момент решён.
Но украинская таможня нам скажет:
« Та хiба, цэ можно?»,
Конечно, надо документ,
И гривны все уйдут в момент.
Да, тут, пожалуй, есть проблема,
Перед тостуемым дилемма:
Либо кофе и все презенты,
Либо собачьи документы.
И, к чести нового студента,
Он отказался от презента.
И воспитанье, как назло,
Опять меня не подвело.
Встречаться нам с ветеринаром,
Пришлось, конечно, не «задаром»,
Но паспорт выписан, он годный,
Он, так сказать, международный.
И тут ребром вопросик стал,
Как сын «находочку» назвал.
Он скромно прошептал: «Джульетта».
И вот, поди, бродяга эта,
Прошедшая огни и воды,
И помесь пинчера с народом,
Такое имя обрела.
Вот это да! Ну, и дела.
Чтоб не зазналась воображуля,
Зову всегда я проще — Жуля.
Сейчас она вошла во цвет,
Четырнадцать, как тёзке, лет.
Теперь всё в прошлом, но предтечи:
Наш папенька лишился речи,
Когда, встречая на перроне,
В элитном, почитай, вагоне,
Пока вещички выносили,
Джульетту с поводком вручили.
Когда дар речи возвратился,
Он, как-то сник, не возмутился.
«А в Питере бродяжек мало?» —
Спросил. Ответ я не сыскала.
Я до сих пор ищу ответ,
Точнее — ровно десять лет.

© Copyright: Екатерина Шушковская, 2012
Свидетельство о публикации №112102610940

RSS 2.0 | Трекбек | Комментарий